ЦЕНА ПОПУЛЯРНОСТИ:

ПОПУЛЯРНЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ И ГЕНЕТИКА ПОПУЛЯЦИИ

А. Шарп

Представьте себе такую гипотетическую историю: Старый Блу, исключительный по сложению, здоровью и уму мелтхаунд. Целыми днями с утра до вечера он проводил в поле, гоняя мячики, а по выходным блистал на выставках и конкурсах по послушанию и полевых испытаниях.

Каждый видел для себя причину повязать с Блу, и все вязали. Его потомки шли по его стопам поколение за поколением. Блу умер в преклонном возрасте и в почете. Но никто не знал, что Старый Блу, как ни был он хорош, нес несколько плохих генов. Они не проявились ни в нем самом, ни в большинстве его непосредственных потомков. Дело осложнялось еще и тем, что некоторые из этих плохих генов были связаны с генами важных для мелтхаундов признаков.

Вскоре стали появляться мелтхаунды с проблемами. Они не были напрямую связаны со Старым Блу, поэтому все считали, что это просто случайные аномалии. Кое-то вообще не обращал на это внимания. В общем, все шло как всегда.

Шло время. Собак с проблемами становилось все больше. Люди старались не афишировать эти проблемы, так как понимали, что владелец кобеля всегда приписывает достоинства щенков своему производителю, а недостатки – матери. Владельцы производителей старались помалкивать, чтобы не поднимать шум. В общем, никто ничего не предпринимал, чтобы докопаться до истинной причины проблем, так как если они окажутся очень серьезными, все станут об этом говорить.

Шли годы. Старый Блу давно лежал в могиле. К этому времени уже у всех собак были проблемы, от серьезных, типа катаракты, эпилепсии или нарушений щитовидной железы, до менее специфичных, типа плохих сторожевых качеств, плохого материнского инстинкта и короткой продолжительности жизни. Заводчики недоумевали: «В какую сторону идти, чтобы уйти от этих недостатков?» А идти было некуда.

Люди стали злиться: «Виновные должны быть наказаны!» Заводчики, которые понимали, что их программы разведения причастны к этому, предпочитали отмалчиваться. Некоторые решали просто застрелить таких собак, похоронить и помалкивать. И лишь немногие отважные осмелились встать и признать, что у их собак были проблемы, за что и были изгнаны из породы.

Началась война, в которой владельцы, заводчики и спасатели обвиняли друг друга. А между тем все продолжалось, как прежде. Еще через 10-20 лет все мелтхаунды, как порода, исчезли под гнетом накопленных наследственных нарушений.

Эта ужасная вымышленная история является преувеличением, но не очень сильным. Вот похожий, хотя и менее ужасный пример из реальной жизни: Жил когда-то жеребец по кличке Impressive. Имя ему вполне соответствовало. Он производил жеребят, которые обладали такими же, как и он, желаемыми признаками. Но когда они и их потомки спаривались между собой, их потомство иногда умирало. Impressive был носителем летального рецессивного гена. Никто об этом не знал, пока не начали инбридировать на него. Ситуация, когда единственный производитель оказывает такое губительное генетическое влияние на породу, стала известной под названием «синдром Impressive».

Многие виды и породы домашних животных, включая собак, испытали на себе «синдром Impressive». Но случаи, похожие на случай с Impressive, - это лишь вершина айсберга. Рецессивные признаки, связанные всего с одним геном, становятся очевидными лишь через несколько поколений. А как начет более сложных признаков?

Это не значит, что популярные производители, которыми мы так восхищаемся, плохие кандидатуры для вязок. Их замечательные признаки, конечно же, должны использоваться, но даже у лучших из них всегда есть гены негативных признаков.

Проблема заключается не в популярных производителях, а в том, как мы их используем. В течение более 100 лет все дело сводилось к инбридингу. (В данной статье термин «инбридинг» означает вязку родственных собак и, следовательно, подразумевает и лайнбридинг). При вязке родственных особей заводчик увеличивает вероятность рождения собак, гомозиготных по желаемым признакам. Гомозиготные особи с высокой степенью вероятности произведут эти признаки в следующем поколении.

Если у кобеля есть ряд положительных признаков, и он производит эти признаки в своих детях, он становится популярным производителем, таким, которого используют все в течение его жизни и даже после, благодаря замороженной сперме.

Поскольку дети, внуки и т.д. получаются хорошими, заводчики начинают вязать их друг с другом. Если результаты продолжают быть хорошими, то на протяжении поколений могут продолжаться бэк-кроссы. Иногда производителя так активно используют, что спустя десятилетия заводчики даже не подозревают, как тесно инбридированы их собаки, поскольку этот производитель уже не виден в их родословной.

Подобная ситуация была с австралийскими овчарками. Большинство выставочных линий этой породы происходили от одного или двух родных братьев: Wildhagen’s Dutchman of Flintridge и Fieldmaster of Flintridge. Эти производители, будучи результатом инбридинга, были очень качественными представителями породы и лучшими производителями. Они внесли решающий вклад в общий уровень качества и единообразия, которые мы видим сегодня в рингах австралийских овчарок, единообразия, которого не было в породе до их появления почти 30 лет назад.

В рабочих линиях тоже были выдающиеся производители, но рабочие качества являются более сложными признаками как с генетической точки зрения, так и в силу влияния окружающей среды. Поэтому их труднее закрепить. Заводчики рабочих линий тоже инбридируют, но обращают большее внимание на поведенческие признаки и общее благополучие, чем на родословную и особенности экстерьера. Лучшие производители в рабочих линиях не так широко проникают в родословные, как лучшие выставочные производители.

Не каждый производитель становится популярным только потому, что дает качественное потомство. Некоторые из них являются выставочными фаворитами, или их владельцы умело их рекламируют. Такие собаки могут быстро уйти с арены, как только их потомство вырастет, и его можно будет оценить. Но многие заводчики использовали таких кобелей в течение ряда лет, прежде чем смогли увидеть его реальную ценность, но ущерб породе уже был нанесен.

Использование даже самых лучших популярных производителей по своей природе ограничивает частоту некоторых генов в генофонде породы, одновременно увеличивая частоту других. Поскольку сыновья и внуки популярных производителей тоже становятся популярными производителями, эта тенденция продолжается, в результате чего происходит дальнейшее уменьшение частоты и даже полное исчезновение некоторых генов, в то время как другие становятся гомозиготными во всей породе. Некоторые из них положительные, но не все.

Владельцы Старого Блу, мелтхаунда из рассказанной выше истории, и те, у кого были его непосредственные потомки и не подозревали, что происходит у них под носом. Они были счастливы, что у них были прекрасные производители, и еще больше радовались тому, что смогли повязать их с большим количеством хороших сук.

Разведение и рекламирование собак – дело очень дорогое, и обычно оно заканчивается убытком. Но все может измениться, если у вас появится популярный производитель. Кажется, что при этом выигрывают все – владелец производителя имеет ощутимую финансовую прибыль, а заводчики рады получить золотой генофонд.

Никто, занимающийся разведением собак, не хочет производить больных животных. Лишь незначительное меньшинство являются безразличными и недальновидными, чтобы игнорировать генетические проблемы, заплатив ими за стремление получить победителей, но даже они стараются избегать их появления и огласки.

Нам необходимо полностью переосмыслить то, как мы используем производителей. Ни одна собака, какой бы безупречной она ни была, не должна доминировать в генофонде породы. Владельцы таких производителей должны серьезно задуматься об ограничении использования их собаки при жизни и в будущем, если речь идет о замороженной сперме. Владелец производителя должен обращать внимание не только на качество сук, которые приходят на вязку, но и на их родословные. Насколько тесным может оказаться инбридинг в каждой конкретной вязке.

Владелец суки тоже должен дважды подумать прежде, чем пойти к популярному производителю. Если вы вяжете с популярным сегодня производителем, и с ним же вяжут все остальные, куда вы пойдете, когда вам потребуется ауткросс?

И наконец, должно измениться само отношение к наследственным болезням. Это должно перестать быть маленьким «грязным» секретом каждого. Это должно перестать быть палкой, которой мы заставляем других сталкиваться с тем, что может произойти. Это должно стать темой открытой, конструктивной дискуссии, чтобы и владелец суки и владелец кобеля могли принимать обоснованные решения. Пока заводчики и владельцы не переосмыслят свои долгосрочные цели и задачи и то, как они могут быть взаимосвязаны с наследственными проблемами, ситуация будет только ухудшаться.